Запад услышал предостережение Путина

Россия

Запад услышал предостережение Москвы о том, что официальный Киев готовит на Украине взрыв маломощной ядерной бомбы, и устами министров иностранных дел трех ведущих держав НАТО ответил на это дружным «все вы врете!»

«Наши страны ясно дали понять, что мы все отвергаем откровенно ложные утверждения России о том, что Украина готовится применить «грязную бомбу» на своей собственной территории. Мир распознает любую попытку использовать это утверждение в качестве предлога для эскалации» — какой еще месседж, кроме «мы вам не верим», можно прочитать в этом совместном заявлении глав дипломатических ведомств Великобритании, Франции и США?

В этом заявлении — скорее всего, никакой. Однако во времена ожесточенных военных конфликтов публичные демарши руководителей «посольских приказов» (так в России когда-то называлась контора — предшественник МИДа) гораздо менее важны, чем скупые на слова заявления их коллег из оборонных ведомств. Смотрим поэтому, как акценты расставлены в официальном сообщении, выпущенном от имени министра обороны Великобритании Бена Уоллеса. А расставлены они уже совсем по-другому.

«По просьбе Министерства обороны России государственный секретарь по делам обороны (официальный титул Бена Уоллеса) переговорил со своим российским коллегой Сергеем Шойгу. Министр Шойгу высказал предположение о том, что Украина при поддержке западных стран, включая Соединенное Королевство, планирует действия, направленные на эскалацию конфликта на Украине.

Государственный секретарь по делам обороны опроверг эти заявления и предостерег от использования подобных предположений в качестве предлога для еще большей эскалации. Государственный секретарь по делам обороны вновь заявил о поддержке Украины со стороны Великобритании и широкого международного сообщества и о желании погасить конфликт.

Искать способы окончания (конфликта) — задача России и Украины. Великобритания готова им в этом помочь. Государственный секретарь выразил мнение, что в ходе телефонного разговора оба министра вели себя профессионально и уважительно».

«Оба министра вели себя профессионально и уважительно» — согласитесь, на фоне нынешнего паралича контактов между Россией и НАТО подобное заявление из уст главы оборонного ведомства страны, которая является одним из самых жестких оппонентов Кремля на Западе, стоит очень дорого.

Очень значимой я считаю и другую фразу из пресс-релиза: «Государственный секретарь по делам обороны опроверг эти заявления (утверждения Москвы о том, что Киев может взорвать ядерную «грязную бомбу»)». Английский язык, конечно, не является столь «великим, могучим, правдивым и свободным», как язык русский. Но, исходя из конструкции процитированной выше фразы, ее можно интерпретировать (использовать слово «перевести» я все же не решаюсь) и так: и от имени официального Киева, и от имени коллективного Запада британский министр заверил Сергея Шойгу в том, что режим Зеленского не пойдет на те действия, в стремлении к которым его подозревают в Москве.

Я занимаюсь не только политическими гаданиями, но еще и филологической эквилибристикой? Возможно. Но есть ли у меня иной выход в свете того, как заместитель Бена Уоллеса Джеймс Хиппи охарактеризовал цели экстренного визита своего босса в Вашингтон на прошлой неделе?

Вот дословная цитата из заявления Хиппи: «Тот тип разговоров, которые он будет вести, находится на самом деле за гранью немыслимого. Но факт состоит в том, что мы сейчас переживаем время, когда подобные разговоры являются необходимыми».

Что может показаться «немыслимым» осенью 2022 года, когда все, что прежде казалось таковым, стало не просто «мыслимым», а будничным и привычным? Рискну сделать предположение: только использование ядерного оружия.

Отталкиваясь от этого предположения, можно пытаться и дальше разматывать логическую цепочку. Но делать это, считаю, не стоит. Вместо этого стоит откровенно признать: все упомянутые ранее заявления и пресс-релизы — это лишь «информационные крошки» из «печи», в которой главные президенты, премьеры и военные министры ведущих держав мира пекут сейчас свой «геополитический хлеб». Из чего конкретно этот «хлеб» состоит, мы узнаем сильно позже — если вообще узнаем.

Что же нам тогда делать сейчас? Одновременно и переживать, и испытывать некоторый оптимизм. Вот повод для переживания: как следует из всего происходящего, обсуждение использования ядерного оружия перешло в самую что ни на есть практическую плоскость. А вот повод для оптимизма: военное руководство России, с одной стороны, и ведущих стран НАТО — с другой, наладили прямые каналы связи. И используются эти каналы, если верить британскому министру (а оснований ему не верить в этом вопросе у нас нет), «профессионально и уважительно».


Последние статьи