Удары по энергосистеме Украины: в чем смысл, какова цель?

Политика

Немало вопросов поступают на данную тему, только ответ не дам однозначный. Во-первых, не в теме с точки зрения профессионального образования, во-вторых — в планы нашего Генштаба не посвящён. Но если послушать умных людей, к отрасли энергетики имеющих непосредственное отношение, можно накидать несколько сценариев, почему именно так, а не иначе наши ВКС работают по энергетической инфраструктуре «незалежной». Результаты которой вызывают вопросы.

Декоммунизация «мирного атома»

Чтобы понимать, как работает Единая энергетическая Система — несколько вводных. Производство электроэнергии на электростанции происходит при низком напряжении в диапазоне от 6,3 до 36,75 киловольт. Передать в сеть такое нельзя, требуются провода большого сечения, но тогда начнутся огромные потери электроэнергии из-за выделения тепла. Поэтому, ток с генератора станции идёт на повышающий трансформатор, где 6–36 кВ поднимают до 110/330/750 кВ. Так устроена советская система, актуальная для Украины сегодня за редчайшими исключениями.

Транспортировка электроэнергии проходит по высотным линиям электропередачи (ВЛЭП) к трансформаторам такого же класса напряжения, для потребителей понижается до нужного им уровня обратным каскадом агрегатов 750/330/110 кВ. В том была неумолимая логика индустриальной энергоёмкой Системы СССР, когда дешевле и проще проложить одну ЛЭП на 750 кВ, чем городить несметное число линий меньшего энергетического класса, оснащая их тьмой трансформаторов.

В распоряжении Украины осталось девять энергоблоков на Украинской, Хмельницкой и Ровенской АЭС, генерирующих электроэнергию в Единую энергосистему. Где со времён Союза царит Её Величество «частота 50 Герц», вокруг которой всё крутится, чему поклоняются абсолютно все диспетчеры, главные инженеры, главные энергетики и директора станций прочих генерирующих станций, тепловых и угольных.

Сама АЭС работает в так называемой «базе», режиме несения постоянной нагрузки. Атомные реакторы не способны регулировать частоту в энергосистеме, у них есть возможность либо понижать свою мощность, либо понижать. Если такой трюк проделывать слишком часто, главный инженер АЭС скорее потушит реакторы, нежели допустит разбалансировку процесса охлаждения, что чревато разгерметизацией тепловыделяющих урановых элементов (сборок). Катастрофа.

Как заставить персонал АЭС самим «выключить рубильник»? Постепенно и очень аккуратно выпилить из энергосистемы прочие генерирующие и передающие мощности, ведь рядовой потребитель не способен принять в квартире тот продукт, что выдаёт атомная электростанция. Или гидроэлектростанция. Поэтому, необходимо выбивать трансформаторные подстанции, работающих с током напряжением в 750 кВ. Без них генерирующие мощности не могут отдавать энергию в Сеть.

Если передающее оборудование выведено из строя — наступает полный коллапс по выработке. Остаются мелкие станции по 10–20 мегаватт мощности, которые ещё способны перебрасывать электроэнергию, но по ним жарят ракетами не менее интенсивно, как и по распределительным и сетевым подстанциям 110-330 кВ. Система расшатывается, рано и поздно наступает момент, когда Единая диспетчерская Служба скажет «баста», дальше в ручном режиме перераспределять мощности опасно, выключайте-ка атомные реакторы и турбины ГЭС.

Вот для чего наносятся такие временами нелогичные удары, последствия которых худо-бедно исправляют. Но с каждым днём Система оказывается скрученной на соплях и коленке, непроизвольно возникает критическое напряжение и перегрузки то в одном районе, то в другом. Маневрировать можно за счет топливных электростанций (газовых и угольных), но уничтоженное на них оборудование невозможно заменять.

Работает всё так: утром и вечером случаются «пиковые нагрузки», которые АЭС и ГЭС неспособны удовлетворить, их страхуют ТЭС своей генерацией. Убери последние из уравнения, атомщики и гидрогенерирующие вынуждены поднимать мощность, что опасно, надежность Системы крайне низкая, запас прочности сгорает с каждым днём. Пока положение спасают «перетоки» из региона в регион, но и они сужаются по мере уничтожения подстанций 110/330 кВ. А сегодня прилетать начало и по 750 кВ. Так создаётся кумулятивный эффект поражения Единой Системы.

Украинский «Энергоатом» 18 декабря сообщил: все девять украинских энергоблоков находятся в строю, но … работают в режиме ограниченной мощности. Эффект достигнут, атомщики перестали играться с подруливанием. Прекрасно понимая — в любой момент рубильник будет генералом Суровикиным переведён в режим «выключено». Не нужно бить по крупным энергетическим объектам, разрушать плотины ГЭС или подстанции на территории АЭС, достаточно перекусить несколько мелких сосудов (распределительные сети), чтобы сердце остановилось само.

Оно способно и очень хочет помочь, конечно. Только вот транспортная инфраструктура, в особенности трансформаторные подстанции средней и высокой мощности не выдержат. Они еле держатся после спешных ремонтов, либо выведены из строя. А сегодня, судя по сообщениям из «незалежной», даже «Гераней» и «Калибров» не нужно, веерные отключения происходят самопроизвольно, замыкания и пожары на линиях электропередач и трансформаторных подстанциях стали нормой.

Задача ещё не решена, украинские АЭС пока находятся в «режиме ограниченной мощности», а требуется, чтобы окончательно встали, аккуратно и технологически верно реакторы персонал начал расхолаживать. Вот почему столь неспешно выбивается энергоструктура. Если обрушить всё сразу (можно сделать всего дюжиной точных попаданий), АЭС столкнутся с аварийными ситуациями.

Никто не скажет, даже сами военные, когда Система замрёт. Украинские энергетики стараются восстанавливать разрушенное, везут из Европы и даже США запчасти, пытаются заменить трансформаторы. Но многочисленные видео из городов говорят: получается не очень, импортное оборудование плохо переваривает советскую генерацию, скачки-перегрузки приводят к замыканиям, пожарам, взрывам.

Итожим. Главная цель нащупана и находится под прицелом. Наиболее значимые трансформаторные подстанции числом около десяти, которые перераспределяют электроэнергию между главными генерирующими мощностями (Южно-Украинская, Ровенская и Хмельницкая АЭС) и большей частью потребителей способны выдержать не больше одного удара, чтобы вся Украина погрузилась во тьму и холод на очень длительное время.

Можно предположить: сегодня мы наблюдаем, откуда снимается резервное оборудование. Фокус в том — для высоковольтных подстанций оно штучное, может изготавливаться месяцами. А второй раз «отгеранить» или «откалибровать» больших проблем нет. Занесённый меч …

Логистика

Не готов утверждать, что именно веерные отключения электричества, отсутствие тепла и воды — являются главной целью нашей воздушной операции, как считают некоторые эксперты. Заставить население покидать замерзающие тёмные города? Кто мог — уже уехал, остальным исход организовать не на что. Надеяться на народные бунты тоже не рискну, государственный террор и тотальная пропаганда герметично изолировали украинцев от любых попыток трепыхаться и протестовать.

Подтачивать моральный дух ВСУ, которые сегодня сталкиваются с проблемами гигиены, даже на ротациях не могут помыться, согреться в теплых казармах и есть регулярно горячее? Да, такое в теории возможно, но солдатский быт при русской смекалке налаживается быстро, тоже не стану надеяться, что после Нового Года нам будет противостоять обмороженное, истощённое и завшивевшее воинство. Но курочка по зёрнышку, проблемы имеют свойство накапливаться.

Второй ключевой целью являются, всё-таки, украинские электровозы, именно от них отсекают подачу электроэнергии путем обесточивания тяговых подстанций (ТПС), понижающих напряжение и преобразующих переменный ток в постоянный. Бить по самим подстанциям, как предлагают эксперты с диванов — так себе мысль, то трудная и системная работа. Тем более оборудование легко заменять, снимая со второстепенных участков железной дороги.

Если верить специалистам, полный паралич украинского железнодорожного сообщения возможен при уничтожении «чёртовой дюжины» тяговых подстанций, всего-то 13 целей от западной границы с Польшей до Одессы. Почему не сделано? Не знаю, семь тяговых подстанций были поражены, но сообщение очень быстро восстановили. Делаю вывод: проблему теперь решают с другого конца. Зачем атаковать легко заменяемые тяговые агрегаты, если можно нарушить или вообще прекратить подачу к ним электроэнергии? Другого объяснения не нахожу.

Опять возвращаемся к существованию (в планах Генштаба России) некой равновесной и критической точки прочности Единой Системы, поражение которой в день «Х» полностью обесточит Украину. С железными дорогами в том числе. И воинство пана гетьмана пересядет на немногочисленные тепловозы, гражданский автотранспорт, начнёт передвигаться на собственной боевой технике, расходуя бесценный моторесурс. Это страшный сон снабженцев, логистов и самих военных.

В начале декабря появились данные, когда случились непроизвольные веерные отключения: переброска одной бригады ВСУ из под Херсона на харьковское направление заняло около четырёх суток. Хотя раньше на такой маневр уходили одни. Очень хорошо, и данный факт предпочту рассматривать шире, нежели делают большинство экспертов.

Война — это математика. Где главная переменная — время. Переброски резервов, маневрирования боевыми частями по театру боевых действий, подвоза боеприпасов и материальных средств. Вывоз раненых, подбитой техники, проведение ротаций. Чтобы следовать такой неумолимой логике, натовским стратегам необходимо учитывать (с каждым новым ударом по энергетической инфраструктуре) растущий временной лаг по функционированию всего огромного механизма войны.

Простые цифры ведь. Если в три-четыре раза увеличивается время переброски резервной бригады — это воинское подразделение сегодня придётся придвинуть к линии фронта в три-четыре раза ближе. Вывезти из далёкого Львова или Ивано-Франковска, Одессы или Киева, разместить в тех местах, откуда за условные сутки можно перекинуть на угрожаемый участок фронта. Каждая бригада — не просто личный состав и техника, а огромные обозы, масса вспомогательных служб и подразделений, запасы материальных средств, запасов ГСМ и боекомплектов.

Вот и получается: сегодня гигантский пылесос военной математики и логистики притягивает к линии соприкосновения боеспособные резервные части, огромные запасы военного снаряжения, склады и даже ремонтные мощности. Чтобы в день «Х», когда железные дороги намертво встанут без тяговых подстанций — иметь возможность маневрировать и вести боевые действия. Перетащить зимой в необорудованные пространства такое количество войск и материально-технических средств … любопытно.

Выводы.
Пожалуй, ставку сделаю именно на такой аспект воздушных ударов по энергетической инфраструктуре. Генерал Суровикин тем самым разрушает другую инфраструктуру — военную. Тыловые и учебные части вынуждены подходить к линии фронта ближе и ближе, то же самое касается оставшихся мощностей и цехов по восстановлению техники, запасов ГСМ и прочего снаряжения. Из относительной зоны комфорта и устоявшихся графиков перевозок ВСУ попадают в полную неопределённость.

Когда невозможно рассчитать время для маневра и утвердить нормативы и графики снабжения. Приходиться формировать дублирующие пути коммуникаций, накапливать огромное число грузового автотранспорта в ключевых логистических узлах, оголять целые регионы и границы, выводить оттуда войска и склады. Ближе и ближе, рискуя попасть под уничтожающие удары ВКС России на необорудованных местах дислокации. И перестраивать всю отлаженную систему снабжения в абсолютном неведении о дальнейших планах Спецоперации.

Теперь о возможностях восстановить или заново пересобрать Единую Систему. Её скелетом являются ЛЭП на 750 кВ, выходящие из АЭС и приходящие в понижающие трансформаторы 750/330 кВ. Данный класс напряжения является очень специфическим, результат пресловутой энергоёмкой индустриальной «коммунизации». Западная Европа предпочитает 400/220 кВ, в США высший класс напряжения — 500.

Восточная Европа постепенно «де-коммунизировалась», их классы напряжения адаптированы сегодня к западноевропейским, как и промышленность, производящая трансформаторы. Украина процесс начала, но «евростандарт» 400/220 кВ внедрён лишь на станциях Бурштынского энергетического острова, главного экспортёра электричества в Евросоюз. Чтобы восстановить Систему, пану гетьману сотоварищи нужно решить несколько принципиальных задач.

Найти дефицитные трансформаторы взамен десятков уничтоженных и сгоревших в результате аварий по параметрам класса напряжения, с такой же мощностью, и … советской управляемостью при скачках, перегрузке, способностью «переключения без возбуждения». Что-то можно найти в Литве, где была Игналинская АЭС, но с 2009-го года оттуда растащили что возможно, вычёркиваем. Остается два источника: заводы по производству трансформаторов в Запорожье и Тольятти. Второй убираем из уравнения.

Обанкротившийся «Запорожтрансформатор» (ЗТР) ещё летом был тщательно «откалиброван», после банкротства находится в государственной собственности. Как и другой трансформаторный завод, стоящий с ним на одном земельном участке. Называется «ВИТ» (Всесоюзный институт трансформаторостроения), с 2010 года принадлежал российской компании «Электрозавод», продан в 2020-ом. Теоретически предприятие способно строить сверхмощные силовые трансформаторы, только вот проблема: производительность (при поставке комплектующих из России) будет не больше 4-х штук раз в полгода.

Думается, никто не рискнёт развернуть производство в Запорожье, чтобы стать лакомой целью для наших высокоточных ракет, но вполне может быть, техническую документацию с предприятий передадут в страны Евросоюза. Чтобы попытаться срочно организовать сборку трансформаторов в Восточной Европе, знакомой с советскими изделиями. Но это — время. И рабочие кадры с поставкой комплектующих.

Обещанная Владимиром Путиным «декоммунизация Украины» проходит успешно. Пусть не возмущаются термоядерные патриоты графиками ударов. Процесс очень сложный, приходится после каждого налёта проводить доразведку и пытаться понять логику действий ремонтных бригад украинских энергетиков. А после оценки проведенных восстановительных мероприятий — вновь поднимать в небо самолёты и отправлять в полёт десятки «Гераней».

Чтобы накапливать ущерб, который (по нашему желанию) может стать катастрофическим и необратимым. Уже сейчас можно фиксировать: десятки бесценных трансформаторов в разных регионах Украины уничтожены, замены им нет. Сама Система лишилась резервных мощностей, потеряла устойчивость и крайне упростилась технологически и логистически. Фактически перестав быть Единой, расколовшись на семь-девять энергетический островов, слабо связанных друг с другом.

Как итог — происходит отключение всех АЭС, на очереди гидроэлектростанции. А так называемые «веерные отключения» после 16-го декабря превратились в «веерные включения», жёсткое нормирование электроэнергии, подаваемой строго по часам. Восстановить прежний образ жизни Украины в обозримом будущем невозможно, если Киев не предпримет колоссальные организаторские усилия в строительстве уже европейской энергосистемы. Советская погибла, увы.

Прогнозов, как просили некоторые Читатели, не дам. Не специалист. Но те, кто точно в теме, говорят о состоявшемся блэкауте, способном превратить в день «Х» Украину — в территорию тарахтящих генераторов на фоне тёмных, замерзающих городов без водоснабжения. Единственным способом спастись является только политическое решение проблемы, срочные переговоры на условиях Москвы и «братская помощь» в виде русских трансформаторов из запаса или Тольятти.

Но такой сценарий выглядит ненаучной фантастикой, поэтому … продолжаем наблюдать за дальнейшей работой «садоводов» из ВКС России. Которые взяли (судя по последним налётам) к себе в артель специалистов ПВО, начав выкашивать не менее дефицитные украинские зенитно-ракетные комплексы С-300. Запуская перед ударами по энергетической инфраструктуре кучу ложных целей, а потом уничтожая комплексы и РЛС, пытающиеся спасти ошмётки Системы. Успеют ли к полному мраку американские «Пэтриоты»? Сомневаюсь…



Последние статьи