Стадия «принуждение к миру» пройдена

В мире

24 ноября «Альтернатива», основываясь на анализе происходивших в последние месяцы событий и собственной инсайдерской информации, сделала прогноз, что «После “доброй воли” наступит “принуждение к миру”».

Согласно нашим выводам, имела место большая дипломатическая игра между Россией и США, адресованная практически всему остальному миру, заинтересованному в скорейшем окончании или хотя бы замораживании украинского конфликта.

Как писала The Washington Post, побывавший в Киеве помощник Байдена по нацбезпасности Дж. Салливан привез «просьбу» Зеленскому продемонстрировать открытость к переговорам с Россией, причем эти требования направлены не на то, чтобы подтолкнуть Украину сесть за стол переговоров, а на то, чтобы «сохранить моральное достоинство в глазах своих международных сторонников».

По словам издания, «скорее всего, это продуманная попытка обеспечить правительству в Киеве поддержку со стороны других стран», чьи граждане опасаются затягивания конфликта. В вашингтонской администрации, по данным издания, считают, что отказ Зеленского от диалога вызывает беспокойство в некоторых странах Европы, Африки и Латинской Америки, которые сталкиваются с высокими ценами на продовольствие и топливо.

Разгонялась и информация о некоем «плане Салливана», фактически предусматривающем заморозку конфликта на определенных условиях. Похоже, какие-то «консультации» по нему действительно велись, причем Россия, включившись в эту игру, демонстрировала свою готовность «остановить» конфликт не только на словах, в этом её позиция не менялась, но и крайне сложными с точки зрения восприятия общественным мнением шагами, которые, правда, публично объяснялись военной необходимостью.

В этом был определенный сигнал, что Россия готова заплатить свою цену за мир на фоне того, что в кулуарах Зеленский мог объяснять заинтересованным в прекращении войны мировым лидерам, что, дескать, общественное мнение в стране не готово смириться с уступками, связанными с потерей территорий.
В результате запланированный на саммит G20 бенефис Зеленского-«миролюбца», который-де вынужден продолжать войну из-за позиции России, был сорван, а он сам был вынужден под благовидным предлогом отказаться от поездки на Бали.
Сразу после саммита G20 металла в заявлениях российских официальных лиц заметно прибавилось, а главное, тогда же последовал беспрецедентный по силе и последствиям удар по энергоинфраструктуре Украины.

Впрочем, и он выглядел скорее как «принуждение к миру» (максимальная дезорганизация жизни государства, создание сильнейшего «дискомфорта» для его обитателей при минимальных человеческих жертвах), чем прелюдия к масштабному наступлению с целью занятия территории противника, т. е. последняя попытка воззвать к благоразумию Зеленского.

На этом фоне начали разгоняться инсайды о том, что ну вот никак не получается у США и даже Великобритании убедить Зеленского в необходимости поиска компромисса (якобы с этим были связаны последовавшие с интервалом в неделю визиты в Киев нового премьер-министра и министра иностранных дел былой «владычицы морей»).

Но, видимо, это уже не произвело абсолютно никакого впечатления на «заинтересованные стороны», и поэтому западные лидеры окончательно сняли маски, начав прямо говорить о необходимости «победы Украины», т. е. бесконечной войны.

Впрочем, может, это действительно тот случай, когда хвост (украинский) виляет собакой и последней не остается ничего, как «возглавить то, что не удалось предотвратить» Но не будем глубоко углубляться в нюансы отношений Киева с Вашингтоном, Лондоном и ЕС, это уже не столь важно.

Главное, последние вопросы относительно того, кому нужно продолжение войны, были сняты. И за этим последовали заявления из Москвы совсем другой тональности, хотя и их заброс в медиапространство происходил достаточно аккуратно.

Пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков практически каждый день общается с журналистами, отвечая на наиболее актуальные вопросы повестки дня. Процедура носит достаточно рутинный характер, обычно знаковые заявления делаются на более высоком уровне, но 7 декабря было исключением.

Песков заявил, что Москва согласна с госсекретарем США Энтони Блинкеном в том, что ситуация вокруг Украины должна решиться справедливым и долгосрочным миром, «с этим можно согласиться. Но что касается перспектив каких-то переговоров, то мы их не видим в настоящий момент. Мы неоднократно об этом говорили».

Главное же касательно условий переговоров со стороны России: «Должны быть достигнуты цели специальной военной операции. Россия должна и достигнет поставленных целей».

Т. е. впервые с 24 февраля, а фактически с самого момента возникновения нынешнего кризиса еще в «политическом» формате, Россия обозначила свои условия самого проведения переговоров, причем крайне сложные для противоположной стороны. До этого всегда декларировалась готовность начать и вести их в любой момент без всяких предварительных условий.

Разве что Сергей Лавров, выступив в традиционной роли «доброго следователя», заявил, что Россия готова вернутся за стол переговоров, если от Запада поступит «интересное предложение».

Вечером того же дня более развернуто в том же ключе высказался постпред РФ при ООН Василий Небензя. По его словам, западные страны в течение восьми лет воспитывали на Украине «антироссийского монстра, закрывая глаза на его ужасающие преступления против собственных граждан, убийства мирных жителей в Донбассе, героизацию нацистских преступников и их пособников, гонения против русскоязычного населения собственной страны…

Киевскому режиму прощалось все в расчете на то, что когда-нибудь он с ненавистью обрушится на Россию и станет инструментом в геополитической борьбе США и их союзников по НАТО с Россией. Отсюда и ожесточенность их критики в отношении нашей страны, срывающей их агрессивные планы. Нас она не удивляет и не останавливает, и все цели СВО так или иначе будут выполнены. Если эти цели не удастся достичь мирным путем, превратив Украину в нормальное, добрососедское государство, из которого не будет исходить угроза России, значит эта цель будет достигнута путем военным».

А на следующий день последовал залп из более тяжелой артиллерии. Дмитрий Анатольевич Медведев написал в своем ТГ-канале: «Вот за что стоило бы не ангажированным западным журнальчикам, а нашим масс-медиа особо отметить зеленского, так это за его отказ от переговоров. Благодаря этому Россия без лишних вопросов доделает всю работу до конца, не размениваясь на ненужные компромиссы». Как говорится, «теперь об этом можно рассказать».

Ведь всем «заинтересованным сторонам» стало совершенно очевидно, кому нужна война без конца (руками украинцев). При этом Россия дополнительно делает на этом акцент, что следует из приведенных выше заявлений Василия Небензи и того, что Россия запросила на 9 декабря специальное заседание Совбеза ООН, посвященное поставкам Западом оружия на Украину.

Подчеркнула это и Мария Захарова: «В ту же логику вписывается заключенный в конце ноября и рассчитанный на три года контракт американских властей с компанией Raytheon на 1,2 миллиарда долларов на закупку для Киева систем ПВО. Вашингтон планирует подогревать боевые действия на Украине как минимум до конца 2025 года — это они сами планируют, исходя из тех документов, которые ни от кого не скрывают».

Ну а когда одна из сторон категорически не хочет мира, единственным способом его достижения остается её полный разгром. Поэтому полагаю, что скоро на фронте начнутся очень серьезные события. Причем действия России будут восприняты большинством стран мира с полным понимаем, даже если это не будет высказано вслух.

И на этом фоне прозвучало весьма скандальное заявление Ангелы Меркель о «мотивах» заключения Минских соглашений, к чему она имела прямое отношение: «Минские соглашения 2014 года были попыткой дать Украине время. Украина воспользовалась этим временем, чтобы стать сильнее, как мы видим сегодня. Украина 2014/15 — это не сегодняшняя Украина.

Как показали бои за Дебальцево в начале 2015 года, Путин мог бы легко захватить их в то время. И я очень сомневаюсь, что тогда страны НАТО могли сделать столько же, сколько делают сейчас для помощи Украине. Всем нам было ясно, что конфликт заморожен и что проблема не решена, но это дало Украине драгоценное время».

Для российского общества эти заявления стали «чистосердечным признанием», демонстрирующим истинные цели Запада, которые он преследует на Украине, как и то, что любые компромиссы с ним заведомо являются попыткой обмана с его стороны.

Только вот возникает вопрос (и не сочтите меня излишне погрузившимся в конспирологию), неужели она не понимала, что в нынешней ситуации её откровения, по сути на руку Кремлю, служат дополнительным веским подтверждением обоснованности его позиции?

Она ведь не «ливерная колбаса» Шольц и не дуры набитые фон дер Ляйен и Бербок. Ангела Меркель — многоопытный политик из вымирающей на Западе когорты настоящих лидеров, умело и жестко в мерах возможного отстаивавшая интересы своей страны.

Давайте вспомним, что проект «Северный поток» возник в 2005 году, аккурат после победы первого Майдана, а СП-2 — сразу после Евромайдана, когда, казалось бы, сама атмосфера отношений России и Запада категорически не располагала к столь масштабным проектам.

Причем и реализованы они были в предельно краткие для столь масштабных проектов сроки. Для этого руководимой Меркель Германии пришлось не только преодолеть сопротивление США и практически всего коллективного Запада, но и самим надавить на антироссийские и проамериканские правительства Швеции и Дании (это осталось за кадром, но наверняка было непростым делом).

В нынешнем интервью г-жа Меркель рассказывает, что СП-2 был проектом частных кампаний (ага!) и его блокировка германским правительством сильно бы ухудшила отношения с Россией. Но мы отлично понимаем, что она лукавит.

Германии «Потоки» нужны были для того, чтобы избавиться от американского вентиля на российско-германской трубе, который после Майданов располагался на Украине. И можно представить её истинные чувства, когда американцы решили «проблему» газопроводов столь брутальным способом (а фактически актом войны не только против России, но и против Германии).

Очевидно для неё, как и для всех, что продолжение войны убивает немецкую экономику, что полностью устраивает американцев. Когда отношения «союзников» сводятся к лагерному принципу «Сдохни ты сегодня, а я завтра», то понятно, что оказавшаяся в роли терпил сторона будет стараться от них избавиться.

А поражение Киева станет и поражением американцев, которое, скорей всего, приведет к резкому падению их влияния в Старом Свете (и не только в нем). Замечу, что ситуации, когда младшие союзники ждут только возможности повернуть оружие на 180º или хотя бы перейти в статус «нейтралов» в истории случались немереное число раз.

Применительно к Германии это будет означать (опять же, как в большинстве подобных случаев в истории) смену власти, изгнание из правительства американских марионеток зеленых и СвДП, и, скорей всего, возвращение к старой доброй «широкой коалиции» ХДС/ХСС и СДПГ.

Причем возглавить её в сложные времена вполне могут призвать такого проверенного авторитетного лидера, как Ангела Меркель. Поэтому её нынешние заявления могут оказаться очень тонким подыгрыванием Москве.

Впрочем, может, я действительно чересчур углубился в конспирологические прогнозы, но то, что нас скоро ожидают очень важные и знаковые события, очевидно.

Александр Фидель
https://alternatio.org



Последние статьи