Новый конфликт с Турцией. Эрдоган срывает крупнейший проект?

Экономика

В октябре 2022 года Владимир Путин предложил Реджепу Эрдогану создать в Турции газовый хаб, куда бы направлялось «голубое топливо» из России и затем реэкспортировалось в другие страны. В том числе, в государства Евросоюза.

Предложение стало неожиданным для Анкары. Министр энергетики Турции, находившийся тогда в Москве, сходу даже не смог прокомментировать российскую инициативу. Впрочем, уже через несколько недель идея была концептуально поддержана турецкий руководством, в том числе, Эрдоганом.

Выгода для Турции очевидна. Газовый хаб на её территории означает создание на территории страны энергетического моста между Востоком и Западом. Ведь газ предполагается качать не только из России, но и из Азербайджана, Туркмении и Ирана.

Фракия, где предполагается расположить хаб, имеет отличные перспективы стать центром газового ценообразования вроде TTF в Нидерландах. Подобное означает получение Турцией огромных геоэкономических ресурсов и рычага влияния на Европу по аналогии с миграционным вопросом.

Финансово-экономическую составляющую, думаю, объяснять особого смысла нет. Здесь и так всё очевидно. Благодаря хабу Турция будет полностью обеспечивать свою газовую безопасность и платить за «голубое топливо» весьма комфортный ценник, выбирая, где дешевле (Россия, Иран, Азербайджан, Туркмения). Плюс избавится от необходимости покупать дорогой СПГ, хоть с каждым годом эта необходимость и снижается.

Также до мая 2023 года имелся важный политический момент. В ходе своей предвыборной кампании Эрдоган активно использовал тему газового хаба как свое достижение, что определенный вклад в его победу, конечно, внесло.

В общем, для Турции выгоды от газового хаба бесспорны. А что с Россией? Здесь выгоды уже не так очевидны. Первый и наиболее популярный аргумент — через турецкий реэкспорт Россия может возобновить поставки газа в Европу. Речь, действительно, идет о серьезных объемах примерно в 80-100 млрд кубометров. В деньгах это 25-30 млрд долларов по нынешним ценам.

Впрочем, необходимо задать вопрос: а уж так ли важен России этот объем? Да, деньги неплохие, но, учитывая геоэкономическую и геополитическую ситуацию, кровно в этом мы не заинтересованы. Это не те деньги, ради которых следует «кормить» своего врага, помогая ему решать проблему с энергетической безопасностью.

План Путина с газовым хабом гораздо глубже. Через его создание Москва рассчитывает ускорить интеграцию Турции в формирующийся российский макрорегион. Одним из главных признаков суверенного макрорегиона является единое валютное пространство. В качестве примера можно привести ЕАЭС, где одно фактически создано. Абсолютное большинство расчетов проходит в российских рублях.

Проект газового хаба ускорит интеграцию Турции в российский макрорегион. Наша страна увеличит поставки газа за рубли, что обеспечит российской валюте полноценный выход на Ближний Восток. А также предоставит реальные перспективы начала рублевых расчетов между третьими странами. Например, Турция сможет закупать газ за рубли и у Ирана, и у Азербайджана.

Именно Турция является единственной страной, которая подходит на роль не газового, а условно «рублевого» хаба, обеспечивая ему офшорное применение. Значит, необходимо запустить рублевые потоки через газовую составляющую (самое простое).

Понимание этого имеется и на Западе. Англосаксы в свойственной им манере пытаются рассорить Москву и Анкару по вопросу газового хаба. Так, желтое издание Reuters пишет, что между Россией и Турцией возникли разногласия по хабу. Якобы стороны рассорились из-за того, кто будет этим хабом управлять.

Попытка рассорить хорошая, но вряд ли будет эффективной. Здесь же вспомним, как западные СМИ нагнетали ситуацию перед саммитом БРИКС, заявляя, что Индия якобы не поддерживает инициативы по расширению альянса.

Впрочем, как я писал изначально и что подтвердилось впоследствии — никакого раскола нет. Индия полностью поддержала расширение БРИКС.

Здесь же будет то же самое. Кто будет управлять газовым хабом, Россия или Турция — особого значения не имеет. Главное — в каких объемах будет идти газ и в какой валюте будут осуществляться поставки. Да и не понятно, что означает «контроль». Поскольку хаб предполагается расположить во Фракии, логично, что де-факто первую скрипку будет играть Турция.

Юридически условный «Газпром», конечно, тоже можно записать в акционеры торговой площадки, и это необходимо сделать. Но все будет зависеть исключительно от двусторонних договоренностей Москвы и Анкары. И необходимо понимать, что Турция, если больше не будет чувствовать выгоду, способна эти договоренности нарушить. Но работаем с теми, кто есть. Других сопоставимых партнеров в регионе у нас нет.

То, что особых разногласий по вопросу газового хаба нет, подтвердил на днях Владимир Путин, который заявил о передаче «Газпромом» дорожной карты по созданию площадки турецкой Botas. Поэтому ожидаем договоренностей по всем принципиальным вопросам, после чего уже можно делать какие-либо выводы.



Последние статьи